castellan
Вчера ты так устал, вчера вернулся в конце дня...
Сегодня утром на развороченной матерью кухне я расскажу про Лазаря и Игоря. Свое первое знакомство с Лазарем я не помню, но Игоря запомнила очень ясно. Мы только-только переехали в новую квартиру, мама уже успела познакомиться с соседями, а я только приехала из деревни. И вот впервые я увидела Игоря новорожденным карапузом в синей колясочке, с которой прогуливалась Наталья Игоревна, наша соседка по коридору. Потом я помню его несносным ребенком в колготках и регланчике с мультяшками. Лазаря сразу помню мальчишкой в колготках и регланчике, но не настолько несносным, наверное. Что не давало нам спать в выходные, так это слоновий топот их ножек за стеной, их прыжки на кухонном диване за стеной, их оглушительный рев, когда бабушка, утомленная шалостями, вышвыривала их в общий коридор, от переживаний сбиваясь с русского на армянский. После они стали несносными школьниками, вместе с которыми Наталья Игоревна водила меня в школу, как третьего армянского ребенка. Каждый мой День рожденья бабушка заставляла их подписывать мне открытки и дарить какие-то подарки, они смущались и говорили со скоростью пулемета. Потом они стали подростками и приветствовали вместо оглушительных воплей разве что смущенным подростковым кивком. Еще позже они стали бунтующими подростками у нас началась затяжная война против курения в общем коридоре. Я из тех ребят, которым похуй, но мама с ее аллергиями и неврозами просто исходила на желчь от табачного дыма, из коридора продирающегося в квартиру. Как сейчас помню себя, в футболке на три размера больше вылетающей в коридор с воплями «Да какого черта, Я ЖЕ ВАС ПРЕДУПРЕЖДАЛА». Война была затяжной, и выиграло, в итоге, взросление (и мое, и их).

Теперь старший из них, Лазарь, как ласково звала его бабушка в детстве – Лазурик, ушел в ополчение и носит форму и автомат, а младший черной тенью слоняется по кварталу, потому что нет и копейки денег на автобус, чтобы доехать до колледжа. Стукнет и ему восемнадцать – тоже наденет автомат. Знаете, что? Не этого мы хотели для своих детей. Мы растили их для колледжей, мелких ссор из-за курения в коридоре, может, даже проблем с травкой или компьютерными играми, растили для любви, безответной или счастливой, для работы по душе, для ландышей на День рожденья матери, для шумных семейных праздников, для того, чтобы они были счастливы. Мы растили их не для того, чтобы они ушли воевать.

@темы: эгоцентричное